Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений

Переводы из Уильяма Йейтса( Григорий Кружков) Великое колесо возвращений

Джек Далтон считал, что в первом издании было около двух тысяч ошибок. Йетс"В тени Бен-Балбена". Йетс"Последняя ревность Эммер", перевод Г. Производные термины еще поразительнее. Считалось, что это подражание крику чаек, вьющихся над Марком, или просто заумь. Но в записях М. Гаспарова есть ссылка на Вяч.

Йейтс Уильям - Единственная ревность Эмер

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас.

Две песни из пьесы «Последняя ревность Эмер». I. Женская красота – словно белая птица,. Хрупкая птица морская, которой грустится.

Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала. Первый Музыкант Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд. Сколько столетий в работе.

Как дождь стучит по крыше, Как чайник на плите Как мышь скребется в темноте За сундуком с крупою. В край озёр и камышей За прекрасной феей вслед — Ибо в мире столько горя что другой дороги нет. Старый рыбак Ах, волны, танцуете вы, как стайка детей! Волны были беспечней, и были июли теплей, Когда я мальчишкой был и горя не знал. Давно уж и сельдь от этих ушла берегов, А сколько скрипело тут прежде — кто б рассказал!

Смерть Кухулина. Персонажи пьесы. Кухулин. Этна Ингуба. Эмер. Айфа. Морриган Это последняя в цикле пьес, посвященных его жизни и смерти.

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске. Этна Ингуба в маске или загримированная под маску. Песня для развертывания и свертывания покрывала. Первый Музыкант Женская красота — словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На незнакомой меже среди черных борозд: Шторм, бушевавший всю ночь, ее утром занес К этой меже, от океана далекой, Вот и стоит она там и грустит одиноко Меж незасеянных жирных и черных борозд.

Сколько столетий в работе.

У.Б. Йейтс,"Единственная ревность Эмер"

Агония огня не опалит рукав. Мчат духи, кровь дельфинью оседлав, - Из царских кузниц льется этот сплав, Куются духи в кузницах златых! А мрамор плит, танцуя, губит их, Всю ярость, горечь сложности разбив, - Те образы, что творят Дельфинья боль — гонг — мук морских разлив… Плавание в Византию Нет, это — не страна для старика:

Песня из пьесы"Последняя ревность Эмер" Женская красота - словно белая птица, Хрупкая птица морская, которой грустится На.

Но тщетно он Сокрытых истин ищет в пыльных книгах, Слепец! Ты знаешь все, так почему бы Тебе не постучаться в эту дверь И походя не обронить намека? Он обо мне писал в экстравагантном Эссе — и закруглил рассказ на том, Что, дескать, умер я. Спой мне о тайнах лунных перемен: Правдивые слова звучат, как песня. Есть ровно двадцать восемь фаз луны; Но только двадцать шесть для человека Уютно-зыбких, словно колыбель; Во мраке полном и при полнолунье.

От первой фазы до средины диска В душе царят мечты, и человек Блажен всецело, словно зверь иль птица.

Дорогой Дневник

Три Музыканта загримированные под маски. Призрак Кухулина в маске. Оборотень, имеющий обличье Кухулина в маске.

Уильям Йейтс - Единственная ревность Эмер читать онлайн бесплатно и без регистрации полностью (целиком) на пк и телефоне. Краткое содержание.

Исчадья ветра, вы полны обманов И хитростей. Я не боюсь тебя! Оборотень Тут нет обмана: Эмер Да, не любима — и не устрашусь Потребовать, смотря тебе в лицо, Чтоб ты вернул его к живущим. Оборотень Я и пришел — за выкупом. Эмер Давно ли сиды стали торгашами? Оборотень Они берут взамен иное что-то, И это справедливо. Рыболов, Жены иль дочки, знает, что за них Пойдет в уплату лодка, сеть иль даже Молочная корова; есть такие, Что предлагают жизнь свою взамен.

А мне ни жизни, ни богатой вещи Не надо от тебя. Ты говорила, Что, может быть, когда-нибудь опять Он сердце обратит к тебе — под старость, Когда придут недуги. Откажись От всех надежд — и он вернется к жизни. Эмер Я вижу цель твою: Оборотень Власть тешит всех — и женщин, и мужчин, И духов; покорись — и он вернется.

Стихи. (В переводах разных авторов)

, , , ; , , . Когда я в первый раз попробовал перевести это стихотворение много лет назад , я еще не знал мудрого завета Анатолия Гелескула: Встану я и пойду, и отправлюсь на Иннисфри

Йейтс, Уильям Батлер. Две песни из пьесы"Последняя ревность Эмер" ( ) / У. Б. Йейтс Йейтс, Уильям Батлер. Из книги"Майкл Робартис и.

Но в отличие от двух названных поэтов он демонстративно придерживался анти-авангардной позиции в искусстве. Йейтс никогда не старался бежать впереди прогресса — наоборот, он считал делом чести хладнокровно игнорировать его, идти не в ногу, стоять на своем, искать будущее в прошедшем. За это его называли чудаком, не раз пытались особенно в тридцатые годы"сбросить с парохода современности". В эпоху радио, аэропланов и профсоюзов он увлекался сказками, сагами о богах и героях, основывал какие-то загадочные эзотерические общества, искал истину в Каббале, в картах Таро, в индийской философии, сочинял философско-мистический трактат о вечном круговороте души и истории.

Можно сказать, что в эпоху наступившего материализма Йейтс представлял собой передовой, далеко выдвинутый вперед аванпост самого упрямого и закоренелого идеализма. Где-то рядом партизанили Честертон и Киплинг, Толкиен и К?.

Уильям Батлер Йейтс

- ; , , ; , , , . - , . При них те же музыкальные инструменты, либо заранее стоявшие на сцене, либо внесенные Первым Музыкантом до того, как он встанет посреди сцены с полотнищем в руках или другим актером после того, как развернут полотнище.

Вернуть его к жизни пытаются его законная жена Эмер и возлюбленная Та , терпевшая неверность всю их совместную жизнь, вдруг чувствует ревность.

К"яростному негодованию" слова из эпитафии Свифта его толкало не только отвращение к материализму эпохи в целом, но и глубочайшее неудовлетворение ирландской жизнью и политикой. Он убедился, что все жертвы, принесенные на алтарь ирландской свободы, были напрасны. Достигнутая в стране демократия оказалась"властью черни", безразличной к духовности и культуре. Он клюнул на антибуржуазную демагогию фашистов и даже написал для них"Три маршевых песни", где были такие слова: О, любые старые слова подойдут".

Йейтса называют человеком поздней жатвы. Выпуская в году второе издание"Видения", он писал другу: Для меня она - последний акт защиты против хаоса мира, и я надеюсь, что еще десять лет смогу писать, укрепившись на этом рубеже".

Уильям Йейтс - Единственная ревность Эмер

С угрозой войны в связи… А мне бы юность мою И девушку эту вблизи. Смутные кони скачут, взметаются копны грив, Бурей гремят копыта, мерцают белки их глаз. Север их обнимает, звездным шатром накрыв, Восток уступает радость, пока заря не зажглась.

На пути к браку с Эмер наш герой также спас и совратил скандинавскую но ольстерские женщины ее изувечили и убили из ревности. Последняя романтическая неувязочка получилась у героя с богиней войны.

Желая, чтобы у Кухулина появился наследник, и чтобы он перестал ухаживать за их жёнами, улады долго пытались найти Кухулину жену, но безрезультатно. Кухулин сам решил посвататься к Эмер, дочери Форгалла Манаха. Прибыв к Эмер, Кухулин беседует с ней загадками, желая показать свою образованность и хорошее воспитание: Эмер согласилась выйти замуж за Кухулина. Отец Эмер потребовал, чтобы Кухулин отправился за море учиться боевым искусствам, надеясь, что он не вернётся. Кухулин выучился у женщины-воина Скатах и вернулся на родину.

Форгалл отказался пустить Кухулина в крепость, и тот целый год провёл у ворот. Затем он перепрыгнул через стену, убил многих воинов уцелели лишь три брата Эмер - Скибур, Ибур и Кат и похитил девушку и сокровища Форгалла; сам Форгалл погиб, спасаясь от Кухулина.

Стихи. (В переводах разных авторов) (Йейтс Уильям Батлер)

Я рассеял мрак, скрывавшийЕго от глаз твоих, но этот взорПо-прежнему незряч. Эмер О муж мой, муж мой! Оборотень Не стоит звать:

Из книги"Ответственность" ; Из книги"Дикие лебеди в Куле" ; Две песни из пьесы"Последняя ревность Эмер" ; Из книги"Майкл Робартис и плясунья".

Самая большая электронная читалка рунета. Поиск книг и журналов Стихи. В переводах разных авторов Йейтс Уильям Батлер.

Book 09 - The Hunchback of Notre Dame Audiobook by Victor Hugo (Chs 1-6)


Хочешь узнать, как можно навсегда справиться с проблемой c ревностью и вычеркнуть ее из твоей жизни? Нажми тут!